Стр. <<<  <<  7 8 9 >>  >>>   | Скачать

Левиафан - cтраница №8


—Меня т‑тогда еще на свете не было,— простодушно признался он и подрезал Клариссе крылья.

После этого все пошло вкривь и вкось. Кларисса попробовала повернуть на живопись, но запуталась, не смогла толком объяснить, почему прерафаэлиты называют себя прерафаэлитами. Наверное, он подумал, что она полная идиотка. Ах, какая теперь разница!

Возвращалась к себе в каюту печальная, и тут произошло страшное.

В полутемном углу коридора колыхнулась гигантская черная тень. Кларисса неприлично взвизгнула, схватилась за сердце и со всех ног бросилась к своей двери. В каюте долго не могла унять бешено бьющееся сердце. Что это было? Не человек, не зверь. Какой‑то сгусток злой, разрушительной энергии. Нечистая совесть. Фантом парижского кошмара.

Она немедленно прикрикнула на себя: все, на том поставлен крест. Ничего не было. Дурман, наваждение. Сама дала себе клятву — не казниться. Теперь новая жизнь, светлая и радостная. И пусть блаженною лампадой чертог твой будет осиян.

Чтобы успокоиться, надела самое дорогое из дневных платьев, еще ни разу не опробованное (белый китайский шелк, сзади на талии бледно‑зеленый бант), на шею — изумрудное ожерелье. Полюбовалась блеском камней.

Ну, немолода. Ну, не красавица. Зато не дура и с деньгами. А это гораздо лучше, чем немолодая глупая уродина без единого пенни за душой.

В салон Кларисса вошла ровно в два, но вся компания уже была в сборе. Странное дело, но сногсшибательное позавчерашнее объявление комиссара не разъединило, а скорее сплотило виндзорскую публику. Общая тайна, которой ни с кем другим нельзя поделиться, связывает прочнее общего дела или общего интереса. Кларисса заметила, что ее сотрапезники теперь собираются за столом раньше времени, установленного для завтрака, обеда, файф‑о‑клока и ужина, да и задерживаются подолгу, чего прежде почти не случалось. Даже первый помощник капитана, имевший к этой истории отношение косвенное, не торопился по служебным делам и вместе с остальными подолгу просиживал в «Виндзоре» (впрочем, не исключено, что лейтенант действовал по поручению капитана). Все виндзорцы словно стали членами некого элитарного клуба, закрытого для непосвященных. Кларисса не раз ловила на себе быстрые взгляды, брошенные украдкой. Взгляды эти могли означать одно из двух: «А не вы ли убийца?» или «А не догадались ли вы, что убийца — это я?» Всякий раз, когда такое происходило, откуда‑то изнутри, из самой утробы сладкой судорогой подкатывало острое ощущение, смесь страха и возбуждения. Перед глазами явственно возникала улица Гренель — какой она была по вечерам: вкрадчиво тихая, пустынная, и черные каштаны покачивают голыми ветвями. Не хватало еще, чтобы комиссар каким‑нибудь образом разнюхал про «Амбассадор». При одной мысли Клариссе делалось жутко, и она исподтишка косилась на полицейского.

Гош восседал за столом верховным жрецом этой тайной секты. Каждый постоянно помнил о его присутствии, наблюдал боковым зрением за выражением его лица, а Гош, казалось, этого совершенно не замечал. Он изображал из себя добродушного резонера и охотно рассказывал свои «историйки», выслушивавшиеся с напряженным вниманием.

По молчаливому уговору. Это обсуждали только в салоне и только в присутствии комиссара. Если двое из виндзорцев случайно сталкивались где‑нибудь на нейтральном пространстве — в музыкальном салоне, на палубе, в читальном зале — об Этом ни в коем случае не говорили. Да и в салоне возвращались к манящей теме не всякий раз. Обычно это случалось само собой, из‑за какого‑нибудь совершенно постороннего замечания.

Сегодня за завтраком, например, общей беседы вообще не сложилось, зато теперь, когда Кларисса села на свое место, обсуждение было уже в полном разгаре. Она со скучающим видом принялась изучать меню — вроде бы запамятовала, что заказывала на обед, однако знакомое возбуждение было уже тут как тут.

—Что не дает мне покоя,— говорил доктор Труффо,— так это вопиющая бессмысленность этого преступления. Получается, что столько людей погубили совершенно напрасно. Золотой Шива оказался в Сене, а убийца остался с пустыми руками.

Фандорин, который в обсуждениях участвовал редко, а больше помалкивал, на сей раз счел нужным высказаться:

—Не совсем так. У преступника остался п‑платок.

—Какой платок?— не понял доктор.

—Индийский, расписной. В к‑который, если верить газете, убийца завернул похищенного Шиву.

Эта шутка была встречена несколько нервным смехом. Врач картинно развел руками:

—Ну разве что платок.

Внезапно профессор Свитчайлд встрепенулся и сдернул с носа очки — этот жест обозначал у него сильное волнение.

—Вы зря смеетесь! Я ведь интересовался, какой именно из платков похищен. О, господа, это весьма необычный кусок материи, с ним связана целая история. Слышали ли вы когда‑нибудь об Изумрудном Радже?

—Кажется, это какой‑то легендарный индийский набоб?— спросила Кларисса.

—Не легендарный, а вполне реальный, мадам. Так называли раджу Багдассара, правителя Брахмапурского княжества. Княжество расположено в большой плодородной долине, со всех сторон окруженной горами. Раджи ведут происхождение от великого Бабура и исповедуют ислам, однако это не мешало им на протяжении трехсот лет мирно править своей маленькой страной, большинство населения которой составляют индуисты. Несмотря на религиозные различия между правящей кастой и подданными, в княжестве ни разу не было восстаний и распрей, раджи богатели, и ко времени Багдассара брахмапурский род считался самым богатым во всей Индии после хайдарабадских низамов, которые, как вам, конечно, известно, затмевают богатством всех монархов, включая королеву Викторию и русского императора Александра.

—Величие нашей королевы не в размерах ее личной сокровищницы, а в богатстве ее подданных,— строго сказала Кларисса, несколько уязвленная этим замечанием.

—Безусловно,— согласился Свитчайлд, которого уже понесло — не остановишь.— Однако богатство брахмапурских раджей было совершенно особого рода. Они не копили золота, не набивали сундуки серебром, не строили дворцов из розового мрамора. О нет, на протяжении трехсот лет эти владыки знали только одну страсть — драгоценные камни. Известно ли вам, что такое «брахмапурский стандарт»?

—Кажется, какой‑то тип огранки алмаза?— неуверенно предположил доктор Труффо.

—«Брахмапурский стандарт» — это ювелирный термин, которым обозначают алмаз, сапфир, рубин или изумруд, ограненный особым образом и размером с грецкий орех, что соответствует ста шестидесяти тандулам, то есть восьмидесяти каратам веса.

—Но это очень большой размер,— удивился Ренье.— Такие камни встречаются крайне редко. Если мне не изменяет память, сам алмаз «Регент», украшение французской государственной сокровищницы, ненамного больше.

—Нет, лейтенант, алмаз «Питт», он же «Регент», больше почти вдвое,— с авторитетным видом поправил моряка профессор,— но восемьдесят каратов, особенно если речь идет о камнях чистой воды,— это очень много. Так вот, дамы и господа, представьте себе, что у Багдассара таких камней, причем самого безупречного качества, было пятьсот двенадцать!

—Это невозможно!— воскликнул сэр Реджинальд. А Фандорин спросил:

—П‑почему именно пятьсот двенадцать?

—Из‑за священного числа 8,— охотно объяснил Свитчайлд.— 512 это 8 х 8 х 8, то есть восьмерка в трех измерениях, в кубе, так называемое «идеальное число». Здесь, безусловно, проявляется влияние буддизма, относящегося к восьмерке с особым почтением. В северо‑восточной части Индии, где находится Брахмапур, религии переплетены весьма причудливым образом. Но самое интересное, где и как хранилось это сокровище.

—И где же оно хранилось?— с любопытством спросила Рената Клебер.

—В простом глиняном ларце, лишенном каких‑либо украшений. В 1852 году, еще молодым археологом, я был в Брахмапуре и встречался с раджой Багдассаром. На территории княжества, в джунглях, обнаружили развалины древнего храма, и его высочество пригласил меня дать оценку находке. Я провел необходимые исследования, и что вы думаете? Выяснилось, что храм этот был построен еще во времена царя Чандрагупты, когда…

—Стоп‑стоп‑стоп!— прервал ученого комиссар.— Про археологию вы нам расскажете в другой раз.— Давайте‑ка вернемся к радже.

—Ах да.— Профессор захлопал ресницами.— В самом деле, так будет лучше. В общем, раджа был мной доволен и в знак особого расположения показал мне свой легендарный ларец. О, я никогда не забуду этого зрелища!— Свитчайлд зажмурился.— Представьте себе темное подземелье, где возле двери горит один‑единственный факел, вставленный в бронзовую скобу. Мы были вдвоем — раджа и я, приближенные остались за массивной дверью, которую охраняла дюжина стражников. Я толком не разглядел устройства сокровищницы — глаза не успели привыкнуть к полумраку. Слышал только, что его высочество грохочет какими‑то замками. Потом Багдассар обернулся ко мне, и я увидел в его руках землистого цвета куб, кажется, довольно тяжелый. Размером он был… — Свитчайлд открыл глаза и осмотрелся по сторонам. Все слушали, как зачарованные, а Рената Клебер даже по‑детски приоткрыла губы.— Ну не знаю. Пожалуй, с шляпку мисс Стамп, если положить этот головной убор в квадратную коробку.— Все, как по команде, заинтересованно уставились на крошечную тирольскую шляпку с фазаньим пером. Клариоса выдержала сие public scrutiny[6] с исполненной достоинства улыбкой — как учили в детстве.— Более всего куб этот походил на обычный глиняный кирпич из тех, что используют для строительства в тех местах.

* * *

Позднее его высочество объяснил мне, что грубая, монотонная поверхность глины гораздо лучше подчеркивает великолепие игры и света камней, чем золото или слоновая кость. В этом я имел возможность убедиться. Багдассар медленно поднес усыпанную перстнями руку к крышке ларца, стремительным жестом откинул ее, и… Я ослеп, господа!— Голос профессора дрогнул.— Это… Это невозможно передать словами! Вообразите таинственное, мерцающее, многоцветное сияние, выплеснувшееся из темного куба, и заигравшее радужными бликами на мрачных сводах подземелья! Круглые камни были уложены в восемь слоев, и в каждом по шестьдесят четыре граненых источника нестерпимого блеска! Эффект, безусловно, еще более усиливался из‑за подрагивающего пламени единственного факела. Я так и вижу перед собой лицо раджи Багдассара, омытое снизу этим волшебным светом… Ученый снова закрыл глаза и умолк.

—А сколько, к примеру, стоят эти цветные стеклышки?— раздался скрипучий голос комиссара.

—В самом деле, сколько?— оживленно подхватила мадам Клебер.— Скажем, в ваших английских фунтах?

Кларисса слышала, как миссис Труффо довольно громко шепнула мужу:

—Shes so vulgar![7] — Однако откинула с уха свои бесцветные завитушки, чтобы не упустить ни единого слова.

—Знаете,— добродушно улыбнулся Свитчайлд,— я задавался этим вопросом. Ответить на него непросто, поскольку цена драгоценных камней колеблется в зависимости от рынка, но по состоянию на сегодняшний день…

—Да‑да, уж пожалуйста, на сегодняшний, без времен царя Чандрагупты,— буркнул Гош.

—Хм… Я точно не знаю, сколько именно у раджи было бриллиантов, сколько сапфиров и сколько рубинов. Но мне известно, что больше всего он ценил изумруды, за что и получил свое прозвище. За годы его правления было приобретено семь бразильских изумрудов и четыре уральских, причем за каждый из них Багдассар отдал по бриллианту, да еще и приплатил. Видите ли, у каждого из его предков был свой любимый камень, которому тот отдавал предпочтение перед прочими и старался приобрести в первую очередь. Магическое число 512 было Достигнуто еще при деде Багдассара, и с тех пор главной целью правителя стало не увеличение количества камней, а повышение их качества. Камни, чуть‑чуть не дотянувшие до совершенства или почему‑либо не пользовавшиеся расположением правящего князя, продавались — отсюда и слава «брахмапурского стандарта», понемногу распространявшегося по миру. Взамен в ларец помещались иные, более ценные. Маниакальная одержимость «брахмапурским стандартом» доходила у предков Багдассара до безумия! Один из них купил у персидского шаха Аббаса Великого желтый сапфир весом в триста тандулов, заплатил за это чудо десять караванов слоновой кости, но камень был больше положенного размера, и ювелиры раджи отсекли все лишнее!

—Это, конечно, ужасно,— сказал комиссар,— но все‑таки давайте вернемся к цене.

Однако на сей раз повернуть индолога в нужное русло оказалось непростое.

—Да погодите вы с ценой!— невежливо отмахнулся он от сыщика.— Разве в ней дело? Когда речь идет о благородном камне такого размера и качества, вспоминаешь не о деньгах, а о волшебных свойствах, издревле ему приписываемых. Алмаз, например, считается символом чистоты. Наши предки проверяли верность своих жен таким образом: клали алмаз спящей супруге под подушку. Если она верна, то немедленно обернется к мужу и, не просыпаясь, его обнимет. Если же изменяет, то заворочается и попытается сбросить камень на пол. И еще алмаз слывет гарантом непобедимости. Древние арабы верили, что в сражении победит тот полководец, который обладает алмазом большей величины.

—Древние арабы осибарись,— внезапно прервал вдохновенного оратора Гинтаро Аоно.

Все изумленно уставились на японца, очень редко принимавшего участие в общей беседе и никогда никого не перебивавшего. Азиат же поспешно произнес все с тем же смешным акцентом:

—В академии Сен‑Сир нас учири, сьто бургундский герцог Карр Смерый специарьно взяр в сразение с сьвей‑царцами огромный армаз «Санси», но это не спасро его от поразения.

Клариссе стало жаль беднягу — в кои‑то веки вздумал блеснуть познаниями и так некстати.

Реплика японца была встречена гробовым молчанием, и Аоно мучительно покраснел.

—Да‑да, Карл Смелый… — недовольно кивнул профессор и договорил уже без прежнего пыла.— Сапфир символизирует преданность и постоянство, изумруд развивает остроту взгляда и дальновидность, рубин оберегает от болезней и сглаза… Но вы спрашивали о стоимости сокровищ Багдассара?

—Я понимаю, что сумма баснословно велика, но все же могли бы вы хотя бы приблизительно предположить, сколько в ней нулей?— отчетливо, словно обращаясь к тупому ученику, произнесла мадам Клебер, лишний раз продемонстрировав, что жена банкира всегда таковой остается.

Кларисса же с удовольствием послушала бы еще про волшебные свойства драгоценных камней, разговора о деньгах она предпочла бы избежать. Кроме всего прочего, это еще и вульгарно.

—Итак, давайте прикинем.— Свитчайдд вынул из кармана карандаш и приготовился писать на бумажной салфетке.— Раньше самым дорогим камнем считался алмаз, но после открытия южноафриканских копей он заметно упал в цене. Крупные сапфиры встречаются чаще, чем другие драгоценные камни, и потому в среднем вчетверо дешевле бриллиантов, но это не относится к желтым и звездчатым сапфирам, а именно они составляли в собрании Багдассара большинство. Чистые сверхбольшие рубины и изумруды крайне редки и ценятся выше бриллиантов такого же веса… Хорошо, для простоты представим, что все 512 камней — бриллианты, причем одинаковой стоимости. Вес каждого, как я уже сказал, 80 каратов. По формуле Тавернье, которой пользуются ювелиры всего мира, стоимость одного камня вычисляется так: берется рыночная цена однокаратного алмаза и умножается на квадрат количества каратов, содержащихся в данном камне. Получается… Однокаратный бриллиант стоит на Антверпенской бирже фунтов пятнадцать. Квадрат восьмидесяти — это шесть тысяч четыреста. Умножить на пятнадцать… М‑м… Девяносто шесть тысяч фунтов стерлингов — вот цена среднего камня из брахмапурского ларца… Умножить на пятьсот двенадцать… Около пятидесяти миллионов фунтов стерлингов. А на самом деле еще больше, потому что, как я вам уже объяснил, цветные камни такого большого размера ценятся дороже бриллиантов,— торжественно подытожил Свитчайлд.

<<  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 >>