Стр. <<<  <<  25 26 | Скачать

Левиафан - cтраница №26


И тоже весьма воинственно ухватился за край платка.

Возникла потовая ситуация, и коварный Фандорин ею воспользовался. С византийской хитростью, присущей его нации, он громко сказал: «Это серьезный вопрос, требующий разбирательства. Позвольте мне как представителю нейтральной державы временно изъять платок, чтобы вы не разорвали его на части. Я положу его вот сюда, пусть он будет на некотором отдалении от конфликтующих сторон».

С этими словами он забрал платок и отнес его к боковому столику, расположенному у подветренного борта, где окна были закрыты. Позднее вы поймете, любимая Эмили, почему я излагаю вам эти подробности.

Итак, платок, яблоко раздора, пестрым треугольником лежал на боковом столике и переливался золотыми искорками. Фандорин стоял спиной к платку, изображая не то почетный караул, не то охрану. Все мы, остальные, сбились в кучку у обеденного стола. Прибавьте к этому шелест занавесок по наветренному борту, пасмурный свет хмурого дня и неравномерное покачивание пола под ногами. Вот экспозиция финальной сцены.

«Никто не посмеет отобрать у внука раджи Багдассара то, что принадлежит ему по праву!— подбоченясь, заявила миссис Клебер.— Я бельгийская подданная, и судебное разбирательство будет происходить в Брюсселе. Мне достаточно пообещать, что четверть наследства будет передана на нужды бельгийской благотворительности, и присяжные решат вопрос в мою пользу. Четверть наследства —это одиннадцать миллиардов бельгийских франков, пятилетний доход всего Бельгийского королевства!» Мисс Стамп рассмеялась ей в лицо: «Вы недооцениваете Британию, милочка. Неужто вы думаете, что вашей жалкой Бельгии позволят решать судьбу пятидесяти миллионов фунтов? Да на такие деньги мы построим сотню могучих броненосцев и втрое укрепим наш флот, и без того первый в мире! Мы наведем порядок на всей планете?» Умная женщина мисс Стамп. Действительно, цивилизация только выиграла бы, если бы такая фантастическая сумма обогатила нашу казну. Ведь Британия — самая передовая и свободная из стран земного шара. Все народы только выиграли бы, если б стали жить по британскому образцу.

Но мистер Труффо придерживался иного мнения. «Эти полтора миллиарда французских франков позволят Франции не только оправиться от трагических последствий войны с Германией, но и создать самую современную, самую оснащенную армию во всей Европе. Вы, англичане, никогда не были европейцами. Вы островитяне! Интересы Европы вам чужды и непонятны. Мсье де Перье, до недавнего времени второй помощник капитана, а ныне временный командир „Левиафана“, не допустит, чтобы платок попал к англичанам. Я немедленно приведу сюда господина де Перье, и он поместит платок в сейф капитанской каюты!» Затем все заговорили в голос, пытаясь друг друга перекричать, и развоевавшийся доктор даже посмел толкнуть меня в грудь, а миссис Клебер лягнула мисс Стамп в щиколотку.

Тогда Фандорин взял со стола тарелку и с грохотом расколотил ее об пол. Все потрясение уставились на него, а хитрый византиец сказал: «Так мы нашей проблемы не решим. Вы чересчур разгорячились, дамы и господа. Предлагаю проветрить салон — что‑то стало душновато».

Он подошел к окнам подветренного борта и стал открывать их одно за другим. Когда Фандорин распахнул раму окна, расположенного над боковым столиком, где лежал платок, произошло неожиданное: подхваченная сквозняком, легчайшая ткань колыхнулась, затрепыхалась и вдруг взлетела в воздух. Под всеобщий вопль шелковый треугольник проплыл над палубой, два раза качнулся над бортовыми перилами — словно помахал нам на прощанье — и, плавно снижаясь, понесся вдаль. Все завороженно провожали взглядом этот неспешный полет, пока он не завершился где‑то среди ленивых беловерхих волн.

«Как я неловок,— произнес Фандорин в наступившем гробовом молчании.—Сколько денег утонуло! Теперь ни Британия, ни Франция не смогут диктовать миру свою волю. Какое несчастье для цивилизации. А ведь это целых полмиллиарда рублей. Хватило бы, чтобы Россия выплатила весь свой внешний д‑долг».

А дальше произошло вот что.

Миссис Клебер издала диковинный свистяще‑шипящий звук, от которого у меня по коже пробежали мурашки, схватила со стола фруктовый нож и с неописуемым проворством кинулась на русского. Неожиданная атака застала его врасплох. Тупое серебряное лезвие рассекло воздух и вонзилось Фандорину чуть ниже ключицы, но, кажется, неглубоко. Белая сорочка дипломата окрасилась кровью. Первая моя мысль была: Бог все‑таки есть и Он карает негодяев. Опешив, подлый византиец шарахнулся в сторону, но разъяренная фурия не удовлетворилась нанесенным ущербом и. ухватив рукоятку покрепче, вновь занесла руку для удара.

И здесь всех удивил наш японец, не принимавший участия в дискуссии и вообще до сего момента державшийся незаметно. Он подскочил вверх чуть ли не до потолка, истошно и гортанно вскричал по‑орлиному и, еще не коснувшись пола, ударил миссис Клебер носком ботинка по запястью! Этакого трюка мне не доводилось видеть и в итальянском цирке!

Фруктовый нож отлетел в сторону, японец приземлился на корточки, а миссис Клебер с перекощенным лицом попятилась назад, держась левой рукой за ушибленное запястье.

Однако она и не подумала отступиться от своего кровожадного намерения! Ударившись спиной о напольные часы (я писал вам об этом монстре), она вдруг согнулась пополам и приподняла подол платья. Уж на что я был ошеломлен быстрой сменой событий, но это было чересчур! Я увидел (простите, милая Эмили, что пишу об этом) лодыжку, обтянутую черным шелковым чулком, оборку розовых панталон, а в следующий миг миссис Клебер снова распрямилась, и в ее левой руке оказался невесть откуда взявшийся пистолет. Он был двуствольный, очень маленький, с перламутровой отделкой.

Я не смею повторить Вам слово в слово, что именно сказала эта особа Фандорину, да Вы наверняка и не знаете подобных выражений. Общий же смысл речи очень энергичной и экспрессивной, сводился к тому, что «поганый извращенец» (я употребляю эвфемизм, ибо миссис Клебер выразилась более грубо) заплатит за свой подлый фокус жизнью. «Но сначала я обезврежу эту ядовитую желтую гадину!» — крикнула будущая мать и, сделав шаг вперед, выстрелила в мистера Аоно. Тот упал навзничь и глухо застонал.

Миссис Клебер шагнула еще раз и направила свой пистолетик прямо в лицо Фандорину. «Я, действительно, стреляю без промаха,— процедила она. И влеплю тебе свинец прямо между хорошеньких глазок».

Русский стоял, зажав ладонью расплывающееся по рубашке красное пятно. Не могу сказать, чтобы он трясся от страха, но был бледен.

Корабль качнуло сильней обычного — в борт ударила большая волна, и я увидел, как уродливая махина Биг‑Бена кренится, кренится и… обрушивается прямо на миссис Клебер? Глухой удар твердого дерева о затылок, и эта неугомонная женщина рухнула ничком на пол, придавленная тяжестью дубовой башни.

Все бросились к мистеру Аоно, лежавшему с простреленной грудью. Он был в сознании и все силился встать, но доктор Труффо присел рядом на корточки и насильно уложил раненого, обхватив его за плечи. Разрезав одежду, врач осмотрел входное отверстие и нахмурился.

«Нисего,— тихо произнес японец сквозь стиснутые зубы.— Регкое задето совсем тють‑тють».

«А пуля?— встревоженно спросил Труффо.— Вы ее чувствуете, коллега? Где она?» «Мне казется, пуря застряра в правой ропатке,— ответил мистер Аоно и с восхитившим меня хладнокровием прибавил.— Ревая низняя доря. Вам придется дорбить кость со спины. Это осень трудно. Просу меня извинить за такое неудобство».

Тут Фандорин произнес загадочную фразу. Склонившись к раненому, он тихо сказал: «Ну вот. Аоно‑сан, ваша мечта и сбылась — теперь вы мой ондзин. Бесплатные уроки японского, к сожалению, отменяются».

Однако мистер Аоно эту тарабарщину, кажется, отлично понял и раздвинул побелевшие губы в слабой улыбке.

Когда матросы унесли перебинтованного японского джентльмена на носилках, доктор занялся миссис Клебер.

К изрядному нашему удивлению выяснилось, что деревянная колода не проломила ей череп, а лишь набила шишку. Мы кое‑как вынули оглушенную преступницу из‑под лондонской достопримечательности и перенесли в кресло.

«Боюсь, плод не выживет после такого шока,— вздохнула миссис Труффо.— А ведь бедный малютка не виноват в прегрешениях своей матери».

«Ничего с малюткой не случится,— уверил ее супруг.— Эта… особь обладает такой живучестью, что наверняка родит здорового ребенка, причем легко и в срок».

Фандорин присовокупил с покоробившим меня цинизмом: «Есть основания надеяться, что роды произойдут в тюремном лазарете».

«Страшно подумать, что родится из этого чрева»,— содрогнувшись, произнесла мисс Стамп.

«Во всяком случае, беременность спасет ее от гильотины»,— заметил доктор.

«Или от виселицы»,— усмехнулась мисс Стамп, напомнив нам об ожесточенной дискуссии, некогда развернувшейся между комиссаром Гошем и инспектором Джексоном.

«Максимум того, что ей грозит — небольшой тюремный срок за покушение на убийство господина Аоно,— кисло молвил Фандорин.— Да и то найдутся смягчающие обстоятельства: аффект, потрясение, та же беременность. Больше ничего доказать не удастся — она блестяще нам это продемонстрировала.

Уверяю вас, очень скоро Мари Санфон снова окажется на свободе».

Странно, но никто из нас не говорил о платке, словно его и не было вовсе, словно вслед за ярким шелковым лоскутом ветер унес в небытие не только сто британских броненосцев и французский revanche, но и болезненный дурман, окутывавший умы и души.

Фандорин остановился возле поверженного Биг‑Бена, которому теперь был прямой путь на свалку: стекло разбито, механизм испорчен, дубовая панель треснула сверху донизу.

«Славные часы,— сказал русский, лишний раз подтвердив тот общеизвестный факт, что славяне начисто лишены художественного вкуса. Непременно починю их и возьму с собой».

«Левиафан» мощно загудел, должно быть, приветствуя встречное судно, и я стал думать о том, что скоро, очень скоро, через каких‑нибудь две‑три недели, я прибуду на Таити и мы снова встретимся, моя обожаемая женушка.

Это единственное, что имеет значение и смысл. Все остальное — пар, туман, химера.

Мы будем вместе и будем счастливы — там, на райском острове, где всегда сияет солнце.

В ожидании этого радостного дня,

Остаюсь нежно любящий Вас.

Реджинальд Милфорд‑Стоукс


[1] Вы говорите ужасные вещи. Не следует ли нам подыскать более уместную тему для разговора? (англ .)

[2] Но только не в том случае, если он имеет дело с леди. (англ .)

[3] Какой скандал! (англ. )

[4] Я, действительно видела нечто экстраординарное, только вчера! Черная как уголь морда, совершенно нечеловеческая, посмотрела на меня из Окна, когда я была в нашей каюте! Я была так напугана! (англ.)

[5] Я вам говорила, но вы не придали значения! (англ.)

[6] Она так вульгарна! (англ.)

[7] Она так вульгарна! (англ.)

[8] Приятных воспоминаний! Отель «Амбассадор». Улица Гренель, Париж. (фр.)

[9] На помощь! (фр.)

[10] Милый, мне страшно! (англ.)

[11] Прошу вас, этого более чем достаточно. Милый, тебе, наверное, ужасно скучно переводить все эти глупости. (англ.)

[12] Прошу вас, этого более чем достаточно. Милый, тебе, наверное, ужасно скучно переводить все эти глупости. (англ.)

[13] Рифмованные прибаутки при игре в лото. (англ.)

[14] Дворец (англ.)

[15] Полнолуние. (фр.)

[16] Из спортивного интереса (англ.)

[17] О нет! Только не начинайте снова! (англ.)

[18] А я схожу за моим вязанием. (англ.)

[19] Что случилось? На нас напали пираты? (англ.)

[20] В том‑то и штука. (англ.)

[21] Желтый ублюдок чуть не сломал мне запястье. (англ.)

[22] Примите мои извинения, мистер Аоно. Протяните, пожалуста, руки. Спасибо.(англ.)

[23] О Боже! Моя бедная девочка! (англ.)

[24] Невинная жертва. (англ.)

[25] Лягушатник (англ.)

[26] Капитан, это я, Джереми Фокс! Пожалуйста, откройте! Чрезвычайное происшествие! (англ.)

[27] Что случилось, Джереми? (англ.)

[28] Французский полицейский застрелился. (англ.)

[29] Только не я! (англ.)

[30] Ублюдок. Клянусь могилой матери. (англ.)

[31] Господи, смилуйся над сим грешным созданием. (англ.)

[32] Переводите все, что она говорит, слово в слово. (англ.)

[33] Последнее по перечислению, но отнюдь не последнее по важности. (англ.)

[34] О Боже! (англ.)

[35] О да, зто займет совсем немного времени. (англ.)

<<  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26