Стр. <<<  <<  9 10 11 >>  >>>   | Скачать

Левиафан - cтраница №10


Общий интерес к гимнастике сделал нашу вечернюю беседу непринужденной, я чувствовал себя раскованней, чем обычно. Рассказывал русскому о дзюдзюцу. Он слушал с неослабным вниманием.

Примерно вполовине девятого (я не заметил точное время) Клебер‑сан, уже допившая чай и съевшая два пирожных, пожаловалась на головокружение. Я сказал, что это бывает с беременными при переедании. Мои слова она почему‑то восприняла с явной обидой, а я спохватился, что сболтнул лишнее. Сколько раз зарекался не раскрывать рта. Учили ведь меня мудрые воспитатели: когда оказался в чужой компании, сиди, слушай, приятно улыбайся и время от времени кивай головой — прослывешь воспитанным человеком и уж во всяком случае не скажешь ничего глупого. Хорош «офицер», сующийся с медицинскими советами!

Ренье‑сан тут же вскочил и вызвался проводить даму до каюты. Этот человек вообще очень предупредителен, а к Клебер‑сан особенно. Он единственный, кому она еще не надоела своими беспрестанными капризами. Блюдет честь мундира, молодец.

Когда они вышли, мужчины перебрались в кресла и закурили. Корабельный врач‑итальянец и его жена‑англичанка отправились к какому‑то пациенту, а я пытался втолковать официанту, что в мой омлет к завтраку не нужно класть ни бекон, ни ветчину. Могли бы уже привыкнуть, за столько‑то дней.

Прошло, наверное, минуты две, и вдруг мы услышали пронзительный женский крик.

Во‑первых, я не сразу понял, что это кричит Клебер‑сан. Во‑вторых, не сообразил, что истошное «Оскур! Оскур!» означает «Au secours! Au secours!»[9]. Но это не оправдывает моего поведения. Я проявил себя позорно, позорно. Я недостоен звания самурая!

Но по порядку.

Первым к двери бросился Фандорин‑сан, за ним полицейский комиссар, потом Милфорд‑Стоукс‑сан и Свитчайлд‑сан, а я все торчал на месте. Они, конечно, все решили, что в японской армии служат жалкие трусы! На самом же деле я просто не сразу понял, что происходит.

Когда до меня дошло, было поздно — я прибежал к месту происшествия последним, даже отстал от Стамп‑сан.

Каюта Клебер‑сан находится совсем недалеко от салона — пятая направо по коридору.

Из‑за спин тех, кто прибежал раньше, я увидел невероятную картину. Дверь каюты была нараспашку. Клебер‑сан жалобно стонала, лежа на полу, а на ней громоздилось что‑то черное, лоснящееся, неподвижное. Я не сразу понял, что это огромного роста негр. Он был в белых холщовых штанах. Из затылка у негра торчала рукоятка морского кортика. По положению тела я сразу понял, что негр мертв. Такой удар, нанесенный в основание черепа, требует большой силы и точности, но зато убивает молниеносно, наверняка.

Клебер‑сан тщетно барахталась, пытаясь выбраться из‑под придавившей ее тяжелой туши. Рядом метался лейтенант Ренье. Лицо у него было белее воротничка рубашки. Ножны висевшего на боку кортика пусты. Лейтенант совсем потерялся — то бросался стаскивать с беременной женщины неприятную ношу, то оборачивался к нам и сбивчиво начинал объяснять комиссару, что произошло.

Фандорин‑сан единственный из всех не утратил хладнокровия. Он без видимого усилия приподнял и оттащил в сторону тяжелый труп (я сразу вспомнил гимнастику с гирями), помог Клебер‑сан сесть в кресло и дал ей воды. Тут очнулся и я — подошел к ней и наскоро проверил: ни ран, ни ушибов, кажется, нет. Есть ли внутренние повреждения, станет ясно позднее. Все были так возбуждены, что проведенный мной осмотр никого не удивил. Белые уверены, что все азиаты немножко шаманы и владеют искусством врачевания. Пульс у Клебер‑сан был 95, что вполне объяснимо.

Она и Ренье‑сан, перебивая друг друга, рассказали следующее.

Лейтенант:

Он довел Клебер‑сан до каюты, пожелал приятного вечера и распрощался. Однако не успел отойти и на два шага, как услышал ее отчаянный крик.

Клебер‑сан:

Она вошла, зажгла электрическую лампу и увидела возле туалетного столика гигантского черного человека, державшего в руках ее коралловые бусы (эти бусы я, действительно, потом видел на полу). Негр молча бросился на нее, повалил на пол и схватил своими огромными ручищами за горло. Она закричала.

Лейтенант:

Он ворвался в каюту, увидел ужасную (он сказал «фантастическую») сцену и в первый миг растерялся. Схватил негра за плечи, но не смог сдвинуть этого великана ни на дюйм. Тогда ударил его сапогом по голове, и опять безо всякого эффекта. Лишь после этого, боясь за жизнь мадам Клебер и ее младенца, он выхватил из ножен кортик и нанес один‑единственный удар.

Я подумал, что бурная юность лейтенанта наверняка прошла в тавернах и борделях, где от умения управляться с ножом зависит, кто назавтра протрезвится, а кого отнесут на кладбище.

Прибежали капитан Клифф и доктор Труффо. В каюте стало тесно. Никто не мог взять в толк, откуда на «Левиафане» взялся этот африканец. Фандорин‑сан внимательно рассмотрел татуировку, покрывавшую грудь убитого, и сказал, что уже встречал такую раньше. Оказывается, во время недавнего Балканского конфликта он побывал в турецком плену и видел там чернокожих рабов с точно такими же зигзагообразными метками, концентрически расходящимися от сосков. Это ритуальный узор племени нданга, недавно обнаруженного арабскими работорговцами в самом сердце экваториальной Африки. Мужчины нданга пользуются огромным спросом на рынках всего востока.

Мне показалось, что Фандорин‑сан говорил все это с несколько странным видом, словно был чем‑то озадачен. Однако я могу и ошибаться, поскольку мимика европейцев довольно причудлива и совсем не совпадает с нашей.

Комиссар Гош выслушал дипломата невнимательно. Он сказал, что его как представителя закона интересуют два вопроса: как негр проник на корабль и почему напал на мадам Клебер.

Тут выяснилось, что у некоторых из числа присутствующих в последнее время таинственным образом стали исчезать из кают вещи. Вспомнил и я о своей пропаже, но, разумеется, промолчал. Далее было установлено, что кое‑кто даже видел огромную черную тень (мисс Стамп) или заглянувшее в окно черное лицо (миссис Труффо). Теперь ясно, что это были не галлюцинации и не плод женской впечатлительности.

Все набросились на капитана. Оказывается, над каждым из пассажиров все эти дни витала смертельная опасность, а корабельное начальство об этом и не догадывалось. Клифф‑сан был багровым от стыда. Приходится признать, что по его престижу нанесен ощутимый удар. Я тактично отвернулся, чтобы он меньше переживал из‑за потери лица.

Затем капитан попросил всех очевидцев инцидента перейти в салон «Виндзор» и обратился к нам с речью, исполненной силы и достоинства. Прежде всего он извинился за случившееся. Попросил, чтобы мы никому не рассказывали об этом «прискорбном случае», так как на пароходе может начаться массовый психоз. Пообещал, что матросы немедленно прочешут все трюмы, междудонное пространство, погреба, склады и даже угольные ямы. Дал гарантию, что никаких чернокожих взломщиков на его корабле больше не будет.

Хороший человек капитан. Настоящий морской волк. Говорит неуклюже, короткими фразами, но видно, что душа у него крепкая и за свое дело он болеет. Я слышал, как Труффо‑сэнсэй как‑то рассказывал комиссару, что капитан Клифф вдовец и души не чает в единственной дочери, которая воспитывается в каком‑то пансионе. По‑моему, это очень трогательно.

Ну вот, кажется, я понемногу прихожу в себя. И строчки пошли ровнее, рука больше не дрожит. Могу перейти к самому неприятному.

При поверхностном осмотре мадам Клебер я обратил внимание на отсутствие кровоподтеков. Были у меня и еще кое‑какие соображения, которыми стоило поделиться с капитаном и комиссаром. Но более всего я хотел успокоить беременную женщину, которая никак не могла придти в себя после потрясения, а наоборот, твердо вознамерилась довести себя до истерики.

Я сказал ей самым ласковым тоном:

—Может быть, этот чернокожий вовсе не хотел вас убить, мадам. Вы вошли так неожиданно, включили электричество, и он просто испугался. Ведь он…

Она не дала мне договорить.

—Он испугался?— прошипела Клебер‑сан с неожиданным ожесточением.— Или, может, это вы испугались, мсье азиат? Думаете, я не заметила, как вы просовывали из‑за чужих спин вашу желтую мордочку?

Никто и никогда еще так меня не оскорблял. Хуже всего было то, что я не мог сделать вид, будто это вздорные слова истеричной дуры, и отгородиться презрительной улыбкой. Клебер‑сан уколола меня в самое уязвимое место!

Ответить было нечего. Я жестоко страдал, а она смотрела на меня с уничижительной гримасой на злом заплаканном личике. Если бы можно было в этот момент провалиться в пресловутый христианский ад, я непременно нажал бы рычаг люка. Хуже всего было то, что глаза застлало красной пеленой исступления, а этого состояния я страшусь больше всего. Именно в состоянии исступления самурай совершает деяния, губительные для кармы. Потом всю жизнь приходится искупать вину за один‑единственный миг утраты контроля над собой. Можно натворить такое, что даже сэппуку будет недостаточно.

Я вышел из салона, испугавшись, что не сдержусь и сделаю что‑нибудь ужасное с беременной женщиной. Не знаю, смог ли бы я совладать с собой, если бы подобное мне сказал мужчина.

Запершись у себя в каюте, достал мешок с египетскими тыквами, купленными на порт‑саидском базаре. Они маленькие, размером с голову, и очень жесткие. Я закупил полсотни.

Чтобы смыть с глаз алую пелену, принялся отрабатывать прямой удар ребром ладони. Из‑за крайнего волнения удар получался плохо: тыквы раскалывались не на две ровные половинки, а на семь или восемь кусков.

Тяжело.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ АДЕН — БОМБЕЙ Гинтаро Аоно

4‑го месяца, 7‑го дня

В Адене

Русский дипломат — человек глубокого, почти японского ума. Фандорин‑сан обладает неевропейской способностью видеть явление во всей его полноте, не увязая в мелких деталях и технических подробностях. Европейцы — непревзойденные эксперты во всем, что касается умения, они превосходно знают как. Мы же, азиаты, обладаем мудростью, ибо понимаем, зачем. Для волосатых процесс движения важнее конечной цели, а мы не сводим глаз с мерцающей вдали путеводной звезды, и потому частенько не удосуживаемся как следует оглядеться по сторонам. Вот почему белые сплошь и рядом оказываются победителями в мелких стычках, а желтая раса сохраняет непоколебимое спокойствие, отлично зная, что все это — мелочная суета, не заслуживающая внимания. В главном, единственно существенном, победа все равно будет за нами.

Наш император решился на великий эксперимент: совместить восточную мудрость с западным умом; Мы, японцы, смиренно постигаем европейскую науку повседневных завоеваний, но в то же время не упускаем из виду конечную цель человеческого существования — смерть и следующую за ней более высокую форму бытия. Рыжеволосые слишком индивидуалистичны, драгоценное «я» застит им глаза, искажает картину окружающего мира и не позволяет взглянуть на проблему с разных углов зрения. Душа европейца прибита к его телу железными гвоздями, ей не дано воспарить.

Если же Фандорин‑сан способен на озарение, то этим он обязан полуазиатской сути своей родины. Россия во многом похожа на Японию: тот же Восток, тянущийся к Западу. Только, в отличие от нас, русские забывают о звезде, на которую держит курс корабль, и слишком уж вертят шеей по сторонам. Выпятить свое «я» или растворить его среди могучего «мы» — вот в чем противоположность Европы и Азии. Мне кажется, что у России есть хороший шанс свернуть с первого пути на второй.

Однако я чрезмерно расфилософствовался. Пора перейти к Фандорину‑сан и проявленной им ясности ума. Опишу произошедшее по порядку.

Еще затемно «Левиафан» прибыл в Аден. Про этот порт в моем путеводителе сказано: «Аденский порт, этот Гибралтар Востока, служит для Англии соединительным звеном с Ост‑Индией. Здесь пароходы запасаются углем и пополняют запасы пресной воды. Значение Адена неимоверно возросло после открытия Суэцкого канала. Сам город, впрочем, невелик. Здесь имеются обширные портовые склады, верфи, несколько факторий, конторы, гостиницы. Город отличается правильной постройкой. Сухость почвы компенсируется наличием 30 древних резервуаров для стекающей с гор дождевой воды. Население Адена насчитывает 34000 человек, в основном индийцев‑мусульман»  . Пока приходится довольствоваться этим скупым описанием, поскольку трап не спущен и на берег никого не выпускают. Причина якобы в санитарно‑карантинной инспекции, однако мы, вассалы виндзорского княжества, знаем, в чем истинный смысл суматохи: матросы и береговая полиция прочесывают весь гигантский корабль, разыскивая негров.

После завтрака мы остались в салоне, ожидая результатов облавы. Именно тогда между полицейским комиссаром и русским дипломатом состоялся важный разговор, при котором присутствовали все наши (вот они для меня уже и «наши»).

Сначала говорили о смерти негра, потом беседа, как обычно, переключилась на парижские убийства. Я участия в разговоре на эту тему не принимал, но слушал очень внимательно, хотя на первых порах казалось, что опять будут ловить зеленую обезьяну в зарослях бамбука и черную кошку в темной комнате.

Стамп‑сан сказала: «Итак, сплошные загадки. Непонятно, как чернокожий проник на корабль, непонятно, зачем хотел убить мадам Клебер. Совеем как на рю де Гренель. Снова мистика».

И тут Фандорин‑сан вдруг говорит: «Никакой мистики здесь нет. С негром, и в самом деле, пока не все ясно, а вот что касается происшествия на улице де Гренепь, то картина, по‑моему, более или менее понятна».

Все уставились на него с недоумением, а комиссар ехидно улыбнулся: «Правда? Ну‑ка, ну‑ка, любопытно будет послушать».

Фандорин‑сан: «Думаю, дело было так. Вечером в дверь особняка на рю де Гренель пришел некто…»

Комиссар (с фальшивым восхищением):

«Браво! Гениальная догадка!»

Кое‑кто засмеялся, но большинство слушали с неослабным вниманием, поскольку дипломат не из тех, кто попусту сотрясает воздух.

Фандорин‑сан (невозмутимо продолжая):

«… некто, чье появление не вызвало у прислуги ни малейших подозрений. Это был медик, возможно, в белом халате и наверняка с докторским саквояжем. Нежданный гость сказал, что все находящиеся в доме должны немедленно собраться в одном помещении, потому что по распоряжению муниципалитета всем парижанам делается профилактическая прививка». Комиссар (начиная сердиться): «Что за фантазии? Какая еще прививка? Почему слуги должны были верить первому встречному проходимцу?»

Фандорин (резко): «Как бы вас в скором времени не разжаловали из „следователей по особо важным делам“ в „следователи по не особо важным делам“, мсье Гош. Вы невнимательно изучаете свои собственные материалы, а это непростительно. Взгляните‑ка еще раз на статью из „Суар“, где пишут о связи лорда Литтлби с международной авантюристкой Мари Санфон».

Сыщик порылся в своей черной папке, достал нужную заметку, пробежал ее глазами.

Комиссар (пожимая плечами): «Ну и что?»

Фандорин‑сан (показывая пальцем): «Да вот же, внизу. Видите — начало следующей заметки:

<<  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 >>