Стр. <<<  <<  5 6 7 >>  >>>   | Скачать

Ф. м. том 2 - cтраница №6


Он довольно долго еще говорил про Авдотью Романовну, не замечая, какая перемена произошла с его слушателями. Когда Дмитрий упомянул о ссоре на Кокушкином мосту, письмоводитель Заметов тихонько ойкнул и глянул на пристава. Тот же широко‑широко раскрыл свои белесые глаза, отчего они сделались похожими на совиные, и сразу ущурил их в две маленькие щелочки.

—Поссорилась, значит, с братцем?— мягко перебил студента Порфирий Петрович.— И одна шла? Нехорошо, там Вяземская лавра близко — грязь, кабаки, барышне не место‑с.

—В том‑то и дело! У Дуни, правда, такой взгляд, что не больно к ней подойдешь. Но всё равно ему не еле…

Надворный советник столь быстро, с кошачьей упругостью поднялся, что Дмитрий умолк на полуслове.

—Иди‑ка, иди,— ласково, но твердо молвил пристав.— После про сердечные дела потолкуем. Дело у нас с Александр Григорьичем. Важнейшее и самое неотложное. Прощай.

И, чуть не подталкивая в спину, выпроводил растерявшегося родственника за порог.

—Какой вы!— вскричал Заметов, едва они остались одни.— Вы с самого начала всё правильно исчислили, только потом немножко сбились.

—Да‑с, на всякого мудреца,— признал Порфирий Петрович.— А казалось бы, простейшая вещь. Не доверяйся словам других‑с, проверь сам. Вчера еще могли покончить! Но теперь закольцевалось, кончик к кончику сошлось.

—Значит, Раскольников,— безо всякой вопросительности в интонации сказал письмоводитель.

—Он‑с. Необыкновенный человек со своею необыкновенной теорийкой о том, что ему, в отличие от всех нас, мелких тварей, всё на свете дозволено, ежели только он высшую цель имеет‑с.

—А что у него за цель? Надворный советник развел руками:

—Откуда ж мне знать? Нечто ужасно возвышенное и благородное‑с, претендующее не менее как» на осчастливливанье человечества. Что‑нибудь настолько прекрасное, что ради этакой красоты вполне извинительно вредную вошь вроде какой‑нибудь Алены Ивановны или Дарьи Францевны топором‑с по макушке. Да, впрочем, я думаю, Родион Романович нам сам всё расскажет, и красноречивейшим образом.

—Арестовывать будем? Нынче же?— деловито спросил Александр Григорьевич, которому никогда еще не доводилось участвовать в задержании настоящего убийцы.

Сморщив нос, пристав покачал головой:

—На основании чего‑с? Улик как не было, так и нет, одни лишь совпадения. Человек он умный, его совпаденьями не собьешь.— Тут Порфирий Петрович погрозил пальцем — неведомо кому, вроде как стене.— Но на свободе гулять я ему более не дам‑с.

—Как же тогда?

—Сегодня возьмем, беспременно сегодня. При полной доказательности и по всей форме, так что уж не отопрется.

И пристав в немногих словах обрисовал письмоводителю свой план:

—Мы Родиона Романыча на месте нового преступления застигнем‑с. Еще не с окровавленными руками, но с орудием в руках, с тем самым‑с топором. Вы спросите: откуда мы узнаем, кого, где и, главное, когда наш студент пожелает умертвить на сей раз? Ну, первый вопрос, насчет кого, весьма прост. Петра Петровича Лужина, вреднейшую из всех населяющих вселенную вшей — именно таковым теперь должен считать жениха своей сестры Раскольников. Вот именно: здесь кроме общественной пользы, избавить человечество от подлеца, еще и личный мотивец присутствует, а необыкновенные люди к своему личному интересу всегда очень не‑равнодушны‑с.

—Судя по рассказу Дмитрия Прокофьевича, Раскольников что‑то в этом роде даже вслух сказал,— припомнил Александр Григорьевич.— Что хотел не то Лужина на коленях за Мармеладову просить, не то убить на месте. Теперь‑то, надо думать, первое желание у него пропало, зато второе изрядно усилилось. Да только как же мы с вами узнаем, где и когда студент это исполнит?

—Даже и голову ломать не станем‑с.— Порфирий Петрович вкусно улыбнулся.— Всё сами устроим‑с, Родион Романычу останется лишь придти на готовенькое. Посудите сами. Гнуснейший Петр Петрович заперся в дальних комнатах квартиры и оттуда нипочем не выйдет, пока все гости окончательно не упьются и не повалятся замертво. Тогда уж он непременно, прихватив саквояж, чемодан, портплед — уж, право не знаю, с какой поклажею этот господин путешествует — прокрадется к лестнице и отряхнет прах сего места с ног своих.

—Обязательно так и будет, но откуда Раскольников узнает, в каком часу это случится? Гости там, может, до утра пьянствовать станут. На поминках водка кончится — еще купят, уж на свои, и принесут. Что ж, студенту до рассвета с топором на лестнице торчать?

На это отчасти остроумное замечание надворный советник заливисто расхохотался — его настроение, по‑видимому, с каждою минутой делалось всё лучше и лучше.

—Верно‑с. Наш с вами фигурант нетерпелив, и ждать часами на лестнице не захочет. Тем более что увидеть могут. Весь мой главный расчет именно на раскольниковском нетерпении и построен‑с. Вы поглядите на прежние убийства — он всегда на расправу скор. И тут ждать не захочет‑с. А ему и не придется.

Пристав снова закис со смеху. Поневоле улыбаясь, Заметов ждал, когда объяснится причина такого веселья.

—Порфирий Петрович, но не может же он убить Лужина при всех? Даже если отлучится и подкрадется, то, во‑первых, припомнят потом отлучку‑то; во‑вторых, Лужин никому не откроет; а, в‑третьих, не с топором же он на поминки пришел?

—Мы с вами поможем Раскольникову от свидетелей избавится.— Надворный советник больше не смеялся.— А уж он своего не упустит. Гости, поди, сейчас все перепились. Шумят, скандалят, кто‑то даже и подрался. Вдовица, насколько мы слышали, тоже‑с дамочка с характером. Не будет ведь ничего удивительного, если на квартиру заявится полиция, предположим, вызванная жильцами другой квартиры?

—Не будет.

—Явится полиция и всех буянов заберет в квартал, до утреннего разбирательства.

—Всех?— удивился Заметов.

—Кроме Раскольникова. Ему дадут уйти. Как — после объясню‑с, вы пока не перебивайте. Петр Петрович, сидя в своей крепости, про сие событие даже не узнает‑с. Возможно, удивится, что шум стих, однако на вылазку решится еще очень нескоро‑с. Вполне достанет времени студенту за топором сбегать и вернуться, ведь недалеко‑с.

—А мы с вами в засаде сядем, и когда он станет к Лужину в дверь ломиться, подскочим сзади да как схватим голубчика за шиворот!— воскликнул враз понявший всё Александр Григорьевич.— Ах, Порфирий Петрович, чудо что за план!

11. ФИНАЛЬНЫЙ МАТЧ

Как, это еще не конец?

Фандорин чуть не застонал.

Он полез в папку, надеясь, что вытащил не все листки — но увы.

Очередной фрагмент опять оказался не последним! В письме Федора Михайловича издателю говорилось, что повесть закончена и недописанной осталась только одна страница, но здесь‑то явно отсутствовала вся развязка.

Проклятый Морозов, опять надул…

В эту кислую минуту ему и позвонил (или, как говорят на новорусском наречии, отзвонил) Аркадий Сергеевич.

—Николай Александрович, вы совершили чудо,— сказал. И еще много всяких приятных слов: что не ошибся в Нике, что счастлив за себя и мировую культуру. Еще сказал нечто не вполне понятное — что жизнь полна сюрпризов и, слава Богу, среди них иногда встречаются приятные.

Воткнуться в этот взволнованный монолог было невозможно, пришлось дослушать до конца и уже потом огорошить новостью.

На том конце воцарилось могильное молчание. Потом — взрыв матерной брани, которой от народного избранника как‑то не ждешь. И, после выплеска эмоций, резюме:

—Этого следовало ожидать. Чертов выжига, он еще кому‑то кусок отдал. Ну и денек!

Сопоставив это последнее восклицание с репликой про сюрпризы, Николас спросил:

—У вас что‑то случилось?

—Жизнь странная штука и полна чудес. Чем дальше, тем страньше и чудесатей,— процитировал Сивуха «Алису в стране чудес».— Представьте себе, мой Игорь уволился. Прислал заявление: по собственному желанию. И никаких объяснений. После стольких лет! Его мобильный молчит. Куда делся Игорь, непонятно… Это сюрпризец номер раз. Вы вот удивили, причем дважды. Ну, а еще достоевсковед наш выкинул штуку…

—Морозов? А что такое? Сивуха неопределенно хмыкнул.

—Поезжайте, сами посмотрите…

Доктор Зиц‑Коровин встретился Николасу в коридоре. Главврач только что вышел из морозовской палаты, но, увидев Фандорина, остановился. Вид у Марка Донатовича был ужасно довольный.

—Не слыхали еще?— спросил он горделиво.

—О чем?

—Ну пойдемте, пойдемте. Покажу фокус. Посмеиваясь, доктор пропустил Нику в дверь. Тот вошел — и замер на пороге, охваченный ужасом.

Сумасшедший лежал на кровати, присоединенный проводами к каким‑то медицинским агрегатам, но не пристегнутый ремнями. Рядом с ним сидела Саша, и он гладил ее по волосам!

—Спокойно, Саша, не делайте резких движений,— сдавленным голосом сказал Ника и медленно, плавно двинулся вперед.

Как это могло произойти?

И санитара нет!

Марк Донатович прыснул. Робко улыбнулась и Саша. Маньяк же, увидев Фандорина, конфузливо пробормотал:

—Здравствуйте.

—Подействовали мои укольчики и капельницы!— весь лучась, сообщил главврач.— Количество перешло в качество! Перед вами прежний Филипп Борисович, позитивный отпечаток. Серотониновый баланс восстановлен, перепроизводство тестестерона купировано. Первый подобный случай в мировой практике!

Поверить было трудно, но Саша подтвердила:

—Да, да, это мой папа! Прежний! Совсем такой, как был! А это Николай Александрович.

—Филипп Борисович Морозов.— Больной с трудом приподнялся.— Сашенька рассказывала мне о вас много хорошего.

—Все воспоминания посттравматического периода стерты,— зашептал на ухо Коровин.— Оно и к лучшему. Всё просто замечательно, только вот сердце не справляется.

Он подошел к кардиографу, дисплей которого чертил вялые, несимметричные зигзаги.

А Саша обняла Николаса, всхлипнула:

—Я так счастлива, так счастлива!

—Он не прикидывается? Вы уверены?— тихонько спросил Фандорин, всё еще с опаской глядя на Морозова.

Она засмеялась сквозь слезы.

—Неужели не видно?

Бывший циник и охальник смотрел на дочку таким кротким, овечьим взглядом, что все Никины сомнения развеялись. Это действительно был совершенно другой человек, полная противоположность вчерашнего Морозова.

—Значит, хэппи‑энд?— Фандорин просиял.— Я так за вас рад! Знаете, я же нашел третью часть рукописи! Не мог до вас дозвониться — теперь понятно, почему. Вы были здесь, с отцом. Третья часть оказалась не последней, но это уже не имеет значения. Филипп Борисович, скажите, пожалуйста, на сколько частей вы разделили рукопись, на четыре, да? Первые три мы обнаружили, но где остальное? И куда вы запрятали «перстень Порфирия Петровича»? Я с ним просто извелся! О каких камешках речь?

Доктор филологии в панике повернул голову к дочери:

—Опять! То один допытывался, теперь другой! О каких частях вы говорите? Я же объяснил тому господину: рукопись Федора Михайловича нашлась в фонде неразобранных материалов, коробка № 3482, папка «СПИСАННОЕ. Архивы 3 квартала Казанской части за 1865 год»!

—Это Аркадий Сергеевич здесь был,— шепотом объяснила Саша.— Папа ничего‑ничего не помнит. Но это ладно, главное, что он выздоровел!

—Как это «ладно»?! Что значит «не помнит»?! А ваш брат, а операция?!— Николас шагнул к больному.— Филипп Борисович, напрягите память. Вот вы взяли из папки рукопись, спрятали ее под пиджак…

—Что вы!— перебил его Морозов, ужаснувшись.— Я бы никогда так не поступил! Выносить материалы с территории архива строжайше воспрещается, особенно такие ценные! Это уголовное преступление!

—Бесполезно,— вполголоса проговорил главврач.— Мои препараты сняли отек мозга и вернули психику пациента в дотравматическое состояние. Но, как выяснилось, травматический период начался не в момент нападения, а гораздо раньше. Филипп Борисович рассказал, что, обнаружив рукопись, от волнения лишился чувств. Упал, ударился затылком о металлическую полку. Он уверен, что попал в больницу из‑за этого. На самом же деле он, видимо, пролежал в хранилище какое‑то время без сознания. Потом очнулся и, охваченный эйфорией, не придал ушибу значения, хотя его несколько дней одолевали головные боли. Этот удар в сочетании с эмоциональным потрясением и стал поворотной точкой. Неадекватность в поведении началась именно с той минуты. Теперь очевидно, что похищение рукописи и все последующие действия он совершил, уже пребывая в болезненном состоянии. Повторная травма лишь перевела патологию в острую стадию. Он уверен, что рукопись по‑прежнему лежит в хранилище. У меня был на эту тему доверительный разговор с Аркадием Сергеевичем.— Доктор приложил левую руку к сердцу, а указательный палец правой к губам.— И я сказал ему, что юридическая сторона дела меня совершенно не касается. Врач, как адвокат, обязан хранить тайны своих пациентов. Так что ни вам, ни вашему клиенту не нужно опасаться моей… нескромности. Меня сейчас беспокоит только одно — кардиограмма.

—Но я тоже не хочу участвовать в противозаконных… — начал объяснять Фандорин, однако Морозов не дал ему договорить.

—О чем вы шепчетесь?— нервно спросил он.— Вы подозреваете, что я мог забрать рукопись Федора Михайловича себе? И потом, что это за «перстень Порфирия Петровича», о котором вы упомянули? Неужели тот, который Федору Михайловичу собирались преподнести правоведы? Он что, нашелся? Уверяю вас, я перстня в глаза не видывал! Честное слово!

—Папа, папа, не волнуйся! Никто тебя не… — кинулась к нему Саша.

—Нет, Сашенька, постой! Про «перстень Порфирия Петровича» я ничего сказать не могу. Не помню. Но касательно рукописи я… я должен признаться. У меня было секундное искушение… взять ее себе. Но я не поддался! Это же очень просто проверить! Рукопись лежит там, где я ее нашел!

—Да‑да,— пробормотал Фандорин.— Вы успокойтесь…

—Нужно сообщить в редакцию «Литературных памятников», это такая находка!— Больной снова вскинулся.— Знаешь, Сашенька, меня могут наградить медалью Филологического общества! Пригласят на разные международные конференции! Это, между прочим, неплохие деньги — долларов по пятьсот или даже по тысяче за поездку, представляешь? Вот Тонечка порадуется! Когда же она приедет? Позвони ей еще раз!

Саша беспомощно оглянулась на Николаса.

—Подвиньтесь, пожалуйста,— озабоченно сказал Марк Донатович.— Сделаю еще укольчик. Волноваться ему совсем нельзя. А объяснить все‑таки придется,— шепотом добавил он.— А то так и будет жену звать…

Филипп Борисович виновато сказал:

—Я знаю. Тонечка на меня сердится, поэтому и не хочет приехать. Я представляю, сколько стоит эта роскошная палата. Мы не можем себе позволить таких расходов. Доктор, нельзя ли меня перевести куда‑нибудь попроще?

<<  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 >>