Стр. <<<  <<  12 13 14 >>  >>>   | Скачать

Ф. м. том 2 - cтраница №13


—Может быть, все‑таки как‑нибудь по‑другому… — нервно начал он.

Поздно.

Валентина разбежалась, подпрыгнула и мощным ударом ноги вышибла дверь кабинета — что‑что, а это она умела. Сгруппировалась, приземлилась на корточки, снова оттолкнулась и с размаху ударила коровинскую секретаршу ребром ладони по затылку, каратистка даже не успела обернуться. Будто сорвавшаяся с ниток марионетка, она опрокинулась с дивана на пол и осталась лежать.

—Шеф, ваш выход,— обернулась к двери Валентина, и Николас переступил порог кабинета. Даже блистательному Эрасту Петровичу вряд ли когда‑нибудь удавалось войти в помещение столь же эффектно.

Голый Марк Донатович съежился на диване, в ужасе глядя на привидение в черном. Увидев Фандорина, закричал с явным облегчением:

—Ой, это вы! А я подумал кто‑нибудь из пациентов. У меня тут буйных хватает. Кто это с вами?

—Моя ассистентка,— сурово произнес Николас.— Моему появлению вы, кажется, не очень удивились?

Зиц‑Коровин потянулся за одеждой.

—Вы же частный детектив или что‑то в этом роде? Я понимаю, вас наняла моя жена. Вы выполнили свою работу, застали меня, так сказать, на месте преступления. Но только зачем бить Кариночку? Это, знаете, уже бандитизм.

—Я ее вырубила, чтоб не набросилась,— сказала Валя.— Или стрелой отравленной не пальнула.

Марк Донатович застыл с носком в руке.

—Какой еще стрелой? Вы бредите? Она умеет стоять на голове и заниматься любовью в позе лотоса, она чемпион Москвы по бесконтактному карате, но, уверяю вас, Кариночка — милейшее существо, мухи не обидит. Как вам не стыдно! Вы не имели права применять насилие! У вас отберут лицензию!

Хватит дурака валять!— рявкнул выведенный из себя Николас.— Вы нам лучше про фри‑масонского бога расскажите. И про любищинский коллектор. Не изображайте удивление, вы должны были знать, куда девались трупы. Ведь этой девчонки,— он кивнул на неподвижное тело, лежавшее на полу,— десять лет назад у вас не было. Были какие‑нибудь другие. Мальчики, или девочки, или мужчины с хорошими навыками убийства. У нас в стране со времен Афганистана полным‑полно отлично подготовленных убийц с расстроенной психикой и отличной внушаемостью. Вы использовали их, чтобы подчинить своей воле Сивуху. Крутили этим «вольным каменщиком», как хотели. Опутали по рукам и ногам: тут и фри‑масонские «чудеса», и больной сын. Что вы здесь делаете с Олегом? Он, действительно, так болен или это всё ваши фокусы? Молчите?

Главный врач, действительно, молчал. С одной стороны, это было неудивительно — ошарашен, растерян, раздавлен. Но почему тогда взгляд доктора делался всё спокойнее, а движения всё уверенней? Застегнув последнюю пуговицу на рубашке, Коровин присел на корточки возле голой секретарши, как ни в чем не бывало пощупал ей пульс.

Это была уже наглость.

—Ничего, сейчас я выведу вас из равновесия,— пригрозил Фандорин.— Позвоню Аркадию Сергеевичу, объясню ему, что он был при вас дрессированным медведем. И с удовольствием понаблюдаю, как зверь растерзает своего укротителя. Не знаю, как насчет всего остального, но колодца с трупами он вам точно не простит. Попробовали свалить всё на Игоря, да? А когда не вышло, убрали беднягу. Но вы просчитались. Игорь перед смертью успел сообщить мне, что виновника нужно искать в клинике. Вам конец, понятно?

Марк Донатович прикрыл Карину халатом. Надел очки.

—Вы не от жены. Это уже неплохо. Еще из ваших слов я понял, что Игорь погиб, что в каком‑то коллекторе найдены какие‑то трупы. И вы почему‑то решили, будто к ним имею отношение я. Могу я узнать подробности?

С язвительной улыбкой Николас сказал:

—Извольте. В заброшенном коллекторе, про который вам, конечно, ничего неизвестно, найдены тела людей, в разное время оказавшихся на пути вашего спонсора. Аркадий Сергеевич — человек увлекающийся, но весьма неглупый. Представляю, как вы потешались над ним, когда он хвастался своей «чудесной силой». Про «вольного каменщика» он вам рассказывал? Наверняка. Надо думать, это и натолкнуло вас на продуктивную идейку — взять функции фри‑масонского бога на себя.

Нехорошо,— вздохнул Зиц‑Коровин.— Господин Сивуха, в самом деле, человек увлекающийся. Вполне может поверить в вашу версию. Тем более, что и про каменщика, и про чудеса он мне действительно рассказывал. Мы же с ним знакомы больше десяти лет… Но погодите ему звонить, сначала выслушайте меня. По двум причинам. Во‑первых, представьте себе, ну просто предположите, что ваша стройная гипотеза ошибочна. Ну, конечно, я умею манипулировать волей и поступками людей, это часть моей профессии. Иначе я не смогу помочь моим пациентам. Не скрою, это приносит мне большое удовлетворение, что тоже в своем роде патология. Да, иногда я использую психологические методики в личных целях — особенно когда имею дело с хорошенькими женщинами.— Доктор показал на бесчувственную секретаршу.— Но я не монстр и тем более не убийца. Вы врываетесь в интимный момент, бьете ни в чем не повинную девушку, пугаете меня до полусмерти. Так можно импотентом остаться. А мне, знаете ли, и без того уже 58. Мало того,— всё больше раздражаясь, повысил голос врач,— вы собираетесь натравить на меня акцентуированного невропата Сивуху, который, находясь в состоянии аффекта, вполне может меня избить, покалечить…

—Убить и труп на куски разодрать,— подхватила Валя.— Еще мало тебе будет, крыса. Оборотень в халате!

—Мерси на добром слове,— поклонился Марк Донатович.— А если, повторяю, вы ошибаетесь?

—Маловероятно,— угрюмо сказал Фандорин.— Кто еще столько лет был связан с Сивухой? К кому кроме вас Игорь мог везти меня в клинику?

Есть у меня одно предположение… — Коровин развел руками.— Довольно дикое, но не более дикое, чем то, что вы тут наговорили… — Он задумчиво добавил.— Странно, но меня бы это не удивило. Я всяких патологий насмотрелся, но от этого пациента у меня иногда, знаете, мороз по коже.

—От какого пациента? Про кого вы? Доктор ответил невпопад — вопросом на вопрос:

—Вы когда‑нибудь слышали про гипопитуитаризм?

—Что‑что?

Объяснить Коровин не успел — из приемной донесся голос:

—Марк Донатыч, это Котелков из охраны. У вас всё в порядке? Тут звонок был…

Фандорин испугался, что главврач, воспользовавшись ситуацией, позовет на помощь, но Коровин нервно оглянулся на секретаршу и крикнул:

—У меня все нормально. Что за звонок?

—От пациента одного,— в голосе охранника звучало явное смущение.— Будто в окно на вашем этаже влезли две, то есть два… ну короче, две ниндзи… Мы на всякий случай проверили. Во второй процедурной, правда, окно открыто. Вот и осматриваем.

Главврач подал Николасу успокаивающий знак.

—Нет‑нет, это я забыл закрыть. А пациентов наших вы знаете. Ну какие ниндзя, подумайте сами? Вы‑то ведь нормальный.

Из приемной донесся сконфуженный смех.

—Погодите‑ка, Котелков, я с вами. Коровин быстро вышел из кабинета — не хватать же его было при охраннике.

—Подождите меня здесь,— обернулся Марк Донатович к Фандорину, оказавшись в безопасности.— Я скоро вернусь. И, может быть, сообщу вам нечто интересное.

Сделал ручкой, наглец, и был таков.

—Что вы стоите?— схватила Нику за руку помощница.— Сейчас они с Котелковым этим еще мордоворотов приведут! Бежим через балкон!

—Никого он не приведет.— Николас с нарочитой неторопливостью отошел к книжным полкам.— Скандал не в его интересах. Думаю, просто смоется, и всё.

—И вы так спокойно про это говорите? Он же гад, убийца!

Странно, но Фандорин уже не был в этом уверен на сто процентов.

—Подожду 15 минут. Не вернется — позвоню Сивухе.

—А что сразу‑то не позвонить? Николас укоризненно покачал головой:

—Чтобы «акцентуированный невропат» в самом деле убил Коровина и на куски разорвал? Хочет бежать — пусть бежит. Это будет равносильно признанию. Хватит трупов. Их в этой истории и так слишком много.

Миниатюрная брюнетка простонала, зашевелилась. Как некстати! Сейчас еще с ней объясняться!

Но прежде чем Ника придумал, что скажет коровинской секретарше, Валя быстро шагнула вперед и стукнула несчастную Карину по затылку еще раз. Та затихла.

Фандорин поморщился:

—А вдруг она, действительно, не при чем? Валя (тоже еще моралистка) отрезала:

—Не будет на рабочем месте бардак устраивать. Я, например, себе такого не позволяю! Ничего, полежит с полчасика и оклемается… Шеф, ну вы даете! Нашли время книжки читать!

Гипо… Гипо‑питу… Николас листал медицинскую энциклопедию.

Вот оно.

«Гипопитуитаризм (синдром Симмондса, синдром Шиена). Заболевание, характеризующееся снижением и выпадением функции передней доли гипофиза или аденогипофиза. Гипофиз или питуитарная железа состоит из двух долей — передней и задней. В передней доле гипофиза происходит продукция шести гормонов (адренокортикотропин, пролактин, соматотропин, фоллитропин, лютропин и тиротропин). При гипопитуитаризме продукция всех гормонов гипофиза резко снижается или исчезает. В результате резко снижается функция периферических эндокринных желез, работу которых контролируют гормоны гипофиза»,— читал Фандорин, мало что понимая.

Валентина коротала время, разглядывая фотографии на стене. Кажется, среди пациентов Зиц‑Коровина попадались люди известные.

—Ух ты, и Наволочкина у него лечится!— восхитилась Валя.— То‑то она на куклу похожа.

—Кто?— рассеянно спросил Фандорин.

—Балерина. Вы чего, телевизор не смотрите?

«К недостаточности функции гипофиза могут привести аномалии развития гипофиза. В послеродовом периоде при патологических родах может произойти некроз передней доли гипофиза. При полном некрозе передней доли это состояние называется синдромом Симмондса, при частичном — синдромом Шиена. При гипопитуитарном синдроме происходит разрушение гормонопродуцирующих клеток передней доли гипофиза».

Ну и что, пожал плечами Николас. Какое всё это имеет отношение к трупам в коллекторе?

—И у Грызунова тоже фаршированная «башка?— обнаружила на стене Валя известного парламентского деятеля.— Класс!

«Самым ранним признаком заболевания обычно бывает недостаточность со стороны гонадотропной функции гипофиза — снижение количества гормонов гипофиза регулирующих функцию половых желез. Если гипопитуитаризм возник в детстве или имеет наследственную природу, нарушается развитие в период полового созревания. Половое созревание задерживается, формируются евнухоидные пропорции тела, задерживается костный рост скелета. Не формируется либидо и потенция, вторичные половые признаки выявлены неявно. Не выражено оволосение в подмышечных впадинах и на лобке; замедляется рост бороды и усов; уменьшаются в размерах яички и предстательная железа; мышечная ткань атрофируется и заменяется на жировую. Больной, страдающий врожденным гипопитуитаризмом в острой форме, из‑за замедленности пубертатного процесса нередко выглядит…»

—Ишь, пижон, бородку носил, крашеную!— снова помешала сконцентрироваться Валя.— Зря сбрил, так он лет на десять моложе смотрится.

—Да кто «он»?— раздраженно спросил Николас.

—Коровин. Вот он тут, с Олегом, гением этим.

Не выпуская том из рук, Фандорин подошел. Действительно, с темной бородкой Марк Донатович выглядел гораздо свежее.

Николас широко раскрыл глаза и неинтеллигентно ткнул пальцем:

—Смотри, что это?!

15. ФУКАИ МОРИ

—Как что?— не поняла Валя. Главврач и Олег были сняты на крыше какого‑то здания, наверное, этой же клиники. Во всяком случае на заднем фоне было видно Москву‑реку и Храм Христа Спасителя.— Собор строят.

—Да его давным‑давно достроили!

—Точно. То‑то доктор моложе выглядит. А я подумала, из‑за бородки.

—Доктор‑то моложе, но Олег!

Глаза Фандорина вернулись к статье о диковинном заболевании и прочли предложение до конца:

«Больной, страдающий врожденным гипопитуитаризмом в острой форме, из‑за замедленности пубертатного процесса нередко выглядит намного моложе своего настоящего возраста».

—Не может быть! Вот он куда пошел!— закричал Николас.— Но это… Скорей, бежим!

Он первым кинулся в коридор, но Валя схватила Фандорина за руку.

—Шеф, куда я через охрану в таком прикиде? В окно надо!

—Нет уж, с меня хватит.

И каждый спустился своим путем: Ника по обычной лестнице, Валя по пожарной.

На первом этаже, в центральном коридоре, который было никак не миновать, звучали мужские голоса.

Прежде чем свернуть туда, Николас осторожно выглянул из‑за угла.

Охранники, четверо.

—Почем я знаю?— сказал один, черноусый. Судя по голосу, тот самый Котелков.— Сказал, быть здесь, значит будем. Врубится сигнал — побежим. Наше дело маленькое.

В руке он держал какой‑то маленький, черный прибор, не сводя с него глаз.

Значит, Марк Донатович отправился туда один! Нельзя терять ни секунды.

Фандорин вышел в коридор и громко спросил:

—Главврач у Олега? Здравствуйте.

Все к нему обернулись. Кажется, узнали.

—Здравствуйте. Да. А вы не в курсе, что там случилось?

Значит, Коровин ничего им не объяснил, только велел быть наготове, понял Николас.

Он тоже ничего объяснять не стал, потому, что некогда. Только спросил про прибор:

—Это для срочного вызова? Отлично. И побежал к двери, ведущей во двор.

Там перешел на полурысцу. Гипопитуитаризм? Бред какой‑то!

Как он ни спешил, а Валентина поспела к ангару первой.

Сидела на ступеньке с таким видом, будто ждет уже очень давно.

—Что за гонки, шеф? Чего мы так с места сорвались?

—Проверим «дикое предположение» доктора Коровина.

Фандорин толкнул дверь.

В ангаре горел свет, причем в нескольких местах, но поскольку помещение было таким большим, оно все равно тонуло в полумраке.

Играла музыка. Мягкий голос, не поймешь, мужской или женский, тихо пел грустную песню на незнакомом языке.

Коровина вошедшие увидели почти сразу. Он сидел на диване, спиной к двери. А вот Олега видно не было.

—Марк Донатович!— позвал Фандорин.— Решили к вам присоединиться. А где Олег?

Доктор не удостоил ответом. Даже не шевельнулся. Это было по меньшей мере невежливо.

—Послушайте,— сердито продолжил Николас, направляясь к дивану.— Свалить всё на Олега Сивуху у вас не получится. Ну хорошо, предположим, он гораздо старше, чем кажется. Но это еще ничего не доказывает. Нездоровый, физически слабый человек не мог совершить все эти..

Он замолчал.

Главный врач сидел, откинув голову назад. Глаза его были закрыты.

—Что с вами?!

<<  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 >>