Стр. <<<  <<  45 46 47 >>  >>>   | Скачать

Алмазная колесница. том 2 - cтраница №46


–Трое друзей?– повторил Эраст Петрович, сжимая пальцами подлокотники.– У меня было трое друзей. Вы всех их убили.

Физиономия Дона расстроенно вытянулась.

–Да, это получилось очень неудачно... Я не приказывал их убивать, лишь забрать то, что не должно было попасть в чужие руки. Я, конечно, виноват. Но лишь в том, что не запретил их убивать, а «крадущимся» чем меньше возни, тем лучше. Вот вас трогать я запретил, потому что вы мой друг. Поэтому князька умертвили, а вас нет.

Титулярный советник вздрогнул. Это было похоже на правду! Цурумаки не желал его смерти? Но если так, то вся выстроенная схема летит к черту!

Эраст Петрович наморщил лоб и тут же восстановил логическую цепочку:

–Ну да. Избавиться от меня вы решили позднее, когда я рассказал вам о предсмертных словах Онокодзи.

–Да ничего подобного!– обиженно воскликнул Цурумаки.– Я все устроил самым лучшим образом. Взял с Булкокса слово, и он обещание выполнил, потому что он джентльмен. Потешил свое самолюбие, покрасовался, поунижал вас перед публикой, но не изувечил и не убил.

–Неужели... неужели припадок был инсценировкой?

–А вы думали его что, гром небесный поразил? Булкокс – человек честолюбивый. Зачем ему скандал с убийством? А так и честь спас, и карьере не повредил.

Схема все‑таки рухнула. Никто не собирался убивать Эраста Петровича, да и счастливая звезда, оказывается, ни при чем!

Новость произвела на титулярного советника изрядное впечатление, и всё же сбить себя с толку он не дал.

–А откуда вы узнали, что у меня и моих друзей имеются опасные для вас улики?

–Тамба сообщил.

–К‑кто?

–Тамба,– как ни в чем не бывало пояснил Цурумаки.– Глава клана Момоти.

Фандорин окончательно перестал что‑либо понимать.

–Вы говорите о ниндзя? Но постойте, ведь, насколько я помню, Момоти Тамба жил триста лет назад!

–Нынешний – его потомок. Тамба Одиннадцатый. Только не спрашивайте, откуда он узнал про вашу затею – понятия не имею, Тамба никогда не раскрывает своих секретов.

–Как выглядит этот человек?– не в силах сдержать нервную дрожь, спросил Эраст Петрович.

–Трудно описать, он меняет облик. Вообще‑то Тамба – коротышка, меньше пяти футов, но умеет прибавлять себе рост, у них есть для этого какие‑то хитрые приспособления. Старый, щуплый... Ну что еще? Ах да, глаза. У него совершенно особенные глаза, их не спрячешь: смотрит, будто насквозь прожигает. Лучше в них не глядеть – заколдует.

–Он! Это он!– вскричал Фандорин.– Я так и знал! Рассказывайте дальше! Вы давно имеете дело с ниндзя?

Дон помолчал, озадаченно всматриваясь в собеседника.

–Не очень. Связал меня с ним один старый самурай, ныне покойный. Он служил князьям Онокодзи... Клан Момоти – очень ценный союзник, они способны совершать настоящие чудеса. Но иметь с ними дело опасно. Никогда не знаешь, что у них на уме и чего от них ждать. Тамба – единственный человек на свете, которого я боюсь. Видели, сколько в доме охраны? А раньше, сами помните, я преспокойно ночевал здесь один.

–Что между вами произошло? Не хватило денег расплатиться?– недоверчиво усмехнулся Фандорин, оглянувшись на сейф, набитый слитками.

–Смешно,– мрачно признал Цурумаки.– Нет, я всегда платил аккуратно. Я не понимаю, что произошло, и это меня тревожит больше всего. Тамба повел какую‑то собственную игру, с неясными мне целями. И эта игра странным образом связана с вами.

–Что? В каком смысле?

–Да не знаю я, в каком смысле!– раздраженно крикнул Дон.– Им что‑то от вас нужно! Иначе зачем бы они стали похищать вашу любовницу? Вот почему я не передаю вас полиции. Вы – ключ к этой интриге. Как вас повернуть, чтоб шкатулка открылась, я пока не знаю. Да и вы тоже не знаете. Так?

Выражение лица титулярного советника было красноречивей любого ответа, и сторонник Хаоса кивнул:

–Вижу, что так. Вот вам моя рука, Фандорин. Ведь у вас, европейцев, принято скреплять договор рукопожатием?

Короткопалая лапа миллионщика повисла в воздухе.

–Что за д‑договор?

–Союзный. Мы с вами против Тамбы. Ниндзя украли О‑Юми и убили ваших друзей. Они убили – не я. Мы нанесем по ним упреждающий удар. Лучшая оборона – нападение. Ну же, давайте руку! Мы должны доверять друг другу!

Но вице‑консул так и не сделал встречного движения.

–Какое может быть доверие, если вы вооружены, а я нет?

–О Господи! Да возьмите вашу игрушку, она мне не нужна.

Лишь подобрав с пола свой «герсталь», Эраст Петрович окончательно поверил, что всё это не изощренная уловка с целью что‑то у него выпытать.

–Что за упреждающий удар?– осторожно спросил он.

–Тамба думает, что я не знаю, где его искать. Но он ошибается. Мои люди, конечно, не синоби, но тоже кое‑что умеют. Мне удалось выяснить, где логово клана Момоти.

Фандорин рванулся из кресла:

–Так что ж мы теряем время? Скорее туда!

–Не так это просто. Логово спрятано в горах. Мои лазутчики знают, где именно, но проникнуть туда трудно...

–Далеко от Йокогамы?

–Не очень. На границе провинций Сагами и Каи, близ горы Ояма. Отсюда два дневных перехода – если двигаться с багажом.

–Зачем нам б‑багаж? Мы отправимся налегке и будем там завтра!

Но Цурумаки покачал головой:

–Нет, багаж необходим, и довольно тяжелый. Вы сами увидите. Это настоящая крепость.

Титулярный советник удивился:

–К‑крепость? Ниндзя выстроили себе крепость вблизи столицы, и никто про это не знает?

–Такая уж у нас страна. Вдоль моря густонаселенные долины, а чуть отойдешь от побережья – начинаются глухие, безлюдные горы. Да и крепость у Тамбы такая, что случайный путник ее не увидит...

Все эти загадки Эрасту Петровичу до смерти надоели.

–У вас много верных людей, этих ваших «черных курток». Прикажете – пойдут на штурм и даже на с‑смерть, я в этом не сомневаюсь. Так зачем вам понадобился я? Говорите правду, иначе никакого союза не будет!

–Да, я отправлю туда Камату с отрядом своих лучших бойцов. Всё это мои соратники еще по гражданской войне, на каждого можно положиться. Но сам с ними пойти не смогу – у меня выборы в трех префектурах, это сейчас самое главное. Камата опытный командир, отличный боец, но он умеет действовать только по правилам. В неординарной ситуации от него мало проку. А, повторяю еще раз, в тайную деревню Тамбы проникнуть очень трудно. Даже невозможно. Туда нет входа.

–Как это нет входа?

–Нету и всё. Так доложили мои лазутчики, а они не склонны к фантазированию. Мне нужны ваши мозги, Фандорин. И ваша везучесть. Можете не сомневаться: О‑Юми увезли туда, в горную крепость. Один, без меня, вы ничего не сделаете. Я вам необходим. Но и вы мне пригодитесь. Ну так что, долго я еще буду держать руку на весу?

После секундного колебания титулярный советник наконец ответил на рукопожатие. Две сильных руки встретились и сжали одна другую так, что побелели пальцы.

Глупый ритуал,

Что никак не отомрет:

Сцепленье двух рук.

Мертвое дерево

Европа закончилась через полчаса после того, как выступили в путь. Шпили и башенки энглизированного Блаффа сменились сначала фабричными трубами и грузовыми кранами речного порта, потом железными крышами, потом сплошной черепицей, потом соломенными кровлями крестьянских хибар, а через какую‑нибудь милю постройки вообще закончились – осталась лишь дорога, тянущаяся меж рисовых полей, да бамбуковые рощицы, да стена невысоких гор, что замыкали долину с обеих сторон.

Экспедиция вышла еще до рассвета, чтобы не привлекать лишнего внимания. Собственно, ничего подозрительного в караване не было. По виду – обычная строительная артель, из тех, что возводили мосты и прокладывали дороги по всей империи микадо, рвущейся поскорее попасть из средневековья в девятнадцатое столетие.

Возглавлял караван крепкий мужчина с грубым, морщинистым лицом. Он зорко поглядывал по сторонам цепким взглядом разбойника, который, впрочем, мало чем отличается от взгляда строительного мастера или подрядчика. Его наряд – соломенная шляпа, черная куртка, узкие штаны – был точь‑в‑точь таким же, как у рабочих, просто начальник ехал верхом, а тридцать два его подчиненных шли пешком. Многие вели под уздцы мулов, нагруженных тяжелыми ящиками с оборудованием. Даже то, что артель сопровождал иностранец со своим японским слугой, вряд ли кому‑то показалось бы странным – на огромной стройке, в которую превратилась Страна Восходящего Солнца, работало множество европейских и американских инженеров. Если встречные путники и копошащиеся в жидкой грязи крестьяне провожали иностранца взглядами, так исключительно из‑за диковинной самоходной курумы, на которой он восседал.

Фандорин уже раскаивался, что не послушался консула, который советовал нанять мула – эти животные медлительны и неказисты, но гораздо надежнее японских лошадей. Однако выглядеть неказисто, когда отправляешься спасать любимую женщину, Эрасту Петровичу не захотелось. Мула он все же взял, но не для верховой езды, а для багажа, и вверил попечению Масы.

Слуга топал сзади, таща непарнокопытное на поводке и время от времени покрикивая на него «посёр‑посёр!». Мул шел и сам по себе, но Маса специально выспросил у господина русское слово для понукания животных и теперь красовался перед чернокурточными.

Во всем кроме выбора средства передвижения титулярный советник послушался рекомендаций многоопытного Всеволода Витальевича. Багаж состоял из москитной сетки (комары в японских горах – сущие вурдалаки); складной койки (упаси Боже спать на татами – зажрут блохи); каучуковой ванны (у местных жителей распространены кожные болезни, поэтому мыться в гостиничных банях ни‑ни); надувной подушки (у японцев приняты деревянные); корзины с провизией и массы прочих необходимых в дороге вещей.

Общение с командиром отряда Каматой наладилось не без труда. Тот знал довольно много английских слов, но не имел никакого представления о грамматике, так что без привычки к дедукции понять его Фандорин вряд ли смог бы.

Например, Камата говорил:

–Хиа фурому ибунингу цу гоу, найто хотэру супендо. Цумороу маунтин энта.

Для начала Эраст Петрович, учитывая особенности японского акцента, возвращал фрагменты этой абракадабры в их исходное состояние. Получалось: «Here from evening to go, night hotel spend, tomorrow mountain enter». И лишь после этого прояснялся смысл: «Отсюда до самого вечера движемся, ночуем в гостинице, завтра попадаем в горы».

Для ответа нужно было проделать обратную процедуру: расчленить английское предложение на отдельные слова и исковеркать их на японский лад.

–Маунтин, хау фа?– спрашивал вице‑консул.– Ниндзя биредзи, хау фа? [38]

И Камата отлично понял. Подумал, почесал подбородок.

–Смудзу иребун ри. Маунтин файбу ри.

Стало быть, по равнине одиннадцать ри (около сорока верст), да пять ри по горам, соображал Фандорин. В общем, хоть и с трудом, но объяснялись, а к полудню собеседники так притерлись друг к другу, что могли беседовать и о довольно сложных материях. Например, о парламентской демократии, которая Камате ужасно нравилась. В империи только что приняли закон о местном самоуправлении, повсеместно происходили выборы префектуральных собраний, мэров, деревенских старост, и «черные куртки» принимали в этой деятельности самое живое участие: одних кандидатов защищали, других, наоборот, как выразился сторонник парламентаризма, смору фурайтен, то есть «малость запугивали». Дело для Японии было новое, даже революционное. Кажется, Дон Цурумаки первым из влиятельных политиков осознал всю важность маленьких провинциальных правительств, к которым в столице относились иронически – как к бесполезной декорации.

–Тен еаз, Токё насингу,– вещал Камата, покачиваясь в седле.– Пробинсу реару пава. Цурумаки‑доно риару пава. Ниппон ноу Токё, Ниппон пробинсу [39].

А титулярный советник думал: провинция провинцией, но к тому времени Дон, пожалуй, и столицу к рукам приберет. То‑то выйдет торжество демократии.

Командир «черных курток» оказался изрядным болтуном. Пока следовали через долину, все теснее стискиваемую с обеих сторон холмами, он рассказывал о славных деньках, когда они с Доном крушили конкурентов в борьбе за выгодные подряды, а потом настали еще более веселые времена – была смута, так что подрались и поживились фуру бери, то есть, говоря по‑нашему, «от пуза».

Видно было, что старый разбойник на седьмом небе от счастья. Воевать куда лучше, чем служить мажордомом, признался он. А чуть позже присовокупил: и даже лучше, чем строить демократическую Японию.

Командир из него и в самом деле был превосходный. Раз в полчаса он объезжал караван, проверял, не захромали ли мулы, не отвязалась ли поклажа, балагурил с бойцами, и колонна сразу начинала двигаться веселей, энергичней.

К удивлению Фандорина, шли без привала. Педали он крутил экономно, подлаживаясь к пешим, однако верст через двадцать начал уставать, а «черные куртки» не проявляли каких‑либо признаков утомления.

Обед продолжался четверть часа. Все, в том числе и Камата, проглотили по два рисовых колобка, выпили воды и снова построились. Эраст Петрович, который едва успел разложить на салфетке сандвичи, приготовленные заботливой Обаяси‑сан, был вынужден жевать на ходу, догоняя отряд. Сзади, ворча, тянул своего росинанта Маса.

* * *

В пятом часу пополудни, отмахав верст тридцать, свернули с тракта на узкий проселок. Места тут были совсем дикие, во всяком случае, нога европейца сюда явно не ступала. Никаких примет западной цивилизации в маленьких, убогих деревеньках глаз Фандорина не обнаруживал. Ребятишки и взрослые, разинув рты, пялились не только на велосипед, но и на круглоглазого, диковинно одетого человека. И это всего в нескольких часах езды от Йокогамы! Лишь теперь титулярный советник начал осознавать, как тонок лак модернизации, которым властители наскоро покрыли фасад древней империи.

Несколько раз встретились коровы – в цветных фартуках с нарисованными драконами, в соломенных лаптях поверх копыт. Деревенские использовали столь импозантно разряженных буренок в качестве вьючной и тягловой скотины. Титулярный советник спросил у Каматы, и тот подтвердил: глупые крестьяне мяса не едят и молока не пьют, потому что они тут совсем еще дикие, но ничего, скоро и к ним придет демократия.

На ночлег остановились в довольно большой деревне, расположенной на самом краю долины,– дальше начинались горы. Староста разместил «артель» в общинном доме – «рабочих» во дворе, «мастера» и «инженера» внутри. Соломенный пол, никакой мебели, дырявые стены из бумаги. Это, значит, и был хотэру, про который говорил утром Камата. Из других постояльцев там был лишь бродячий монах с посохом и котомкой для подаяний, но он держался поодаль и всё время отворачивался – не желал осквернять взор видом «волосатого варвара».

Фандорину вздумалось пройтись по деревне, но жители вели себя не лучше бонзы – дети с криком разбегались, женщины визжали, собаки заливались лаем, так что пришлось вернуться. Явился смущенный староста, много кланялся и извинялся, просил гайдзин‑сана никуда не ходить.